Комментарии о договоре с татарстаном. Татарстан не хочет «независимости» от России. Почему он важен для Татарстана

Комментарии о договоре с татарстаном. Татарстан не хочет «независимости» от России. Почему он важен для Татарстана

В Кремле не намерены создавать правовую комиссию в связи с истечением договора о разграничении полномочий с Татарстаном, рассказали источники РБК. Об этом президента России ранее просили депутаты республиканского Госсовета

Казанский Кремль (Фото: Сергей Фадеичев / ТАСС)

Комиссии не будет

В пятницу, 11 августа, истек срок действия договора о разграничении полномочий между Россией и Татарстаном. Документ вступил в силу 11 августа 2007 года, срок его действия составлял десять лет. В Кремле не будут продлевать действие документа, равно как и заключать новый, ранее источники РБК. Позиция федерального центра с тех пор осталась неизменной, заявили РБК федеральный чиновник и собеседник, близкий к Кремлю.

Федеральный центр также не намерен создавать комиссию по правовым вопросам в связи с истечением договора, сообщили эти же источники РБК. В такой комиссии нет необходимости — имеющиеся правовые коллизии касаются Конституции Татарстана и республика в состоянии решить их сама, говорит федеральный чиновник РБК. Создание комиссии — технический вопрос, все необходимые изменения можно внести в рамках уже существующих институтов, поэтому незачем создавать еще один, добавил близкий к Кремлю собеседник РБК.

С просьбой создать специальную комиссию для выработки предложений по правовым вопросам президента Владимира Путина попросили депутаты Госсовета Татарстана в обращении 11 июля. Ее необходимость обосновывалась тем, что в связи с истечением договора о разграничении полномочий «возникают определенные проблемы реализации» ряда норм республиканской Конституции.

Речь идет о первой статье Конституции Татарстана, в которой говорится, что отношения между республикой и Россией строятся в том числе на основании договора о разграничении полномочий. Эта статья «не может меняться парламентом, а только на референдуме», сказал РБК председатель Госсовета Татарстана Фарид Мухаметшин. «Это и есть правовая сторона вопроса, и она требует спокойного, уважительного и доверительного обсуждения между федеральным центром и субъектом», — добавил он.

Если же вынести вопрос на референдум, то очевидно, что большинство жителей республики проголосуют против изменения этой статьи, сказал близкий к руководству республики источник РБК.

«Мы хотели бы, чтобы федеральный центр определился с представителями, которые бы прибыли в Казань, или мы готовы направить своих представителей в Москву», — заявил Мухаметшин. По его словам, он надеется, что после возвращения «ведущих юристов администрации президента из отпусков» такие консультации действительно начнутся.

Еще один собеседник, близкий к руководству республики, уточняет, что затягивание с началом консультаций республиканскими властям объяснили отпуском помощника президента — начальника государственно-правового управления Кремля Ларисы Брычевой.

В 1994 году Татарстан стал первым регионом, с которым был заключен договор о разграничении полномочий, и до сегодняшнего дня оставался последним субъектом, у которого такой договор был. В первом документе республика получала экономические преференции, например право взимать собственные налоги, создать свой Национальный банк, решать вопросы владения, пользования и распоряжения природными ресурсами, которые, согласно договору, являлись «исключительным достоянием и собственностью народа Татарстана». В договоре от 2007 года экономических преференций уже не было. Властям республики было предоставлено право выдавать паспорта с вкладышем «на государственном языке Республики Татарстан (татарском) и с изображением государственного герба Республики Татарстан». При этом в п. 1 ст. 2 документа говорится, что в соответствии с Конституцией России и Конституцией Республики «Татарстан (государство) — субъект Российской Федерации — обладает всей полнотой государственной власти вне пределов ведения» и полномочий России «по предметам совместного ведения».

Оставят президента​

Федеральный центр может пойти навстречу республиканским властям в другом вопросе — сохранении должности «президент» для руководителя Татарстана. С просьбой «поддержать сохранение существующего наименования высшего должностного лица» в июле выступил Госсовет республики.

Однако наименование «президент» может сохраниться только до окончания срока полномочий главы республики Рустама Минниханова. «Пост президента сохранится до следующих выборов [руководителя Татарстана], так как граждане выбирали именно президента», — сказал РБК источник в Кремле. Полномочия Минниханова истекают в 2020 году.


Рустам Минниханов (Фото: Алексей Никольский / ТАСС)

О готовности федерального центра сохранить нынешнее наименование руководителя республики ранее сообщал «Коммерсантъ».

Татарстан — единственная республика, где сохранилась должность «президент». Согласно закону «Об общих принципах организации законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ», наименование «президент» национальные республики должны были упразднить к 2015 году. Позже действие закона продлили до 1 января 2016-го — специально для Татарстана, который так и не переименовал президента в главу. Однако, и после того как действие закона продлили, изменений не произошло.

«Руководство республики должно услышать сигнал, который был дан президентом Путиным. Сигнал совершенно однозначный — о том, что все субъекты должны следовать закону», — заявил РБК федеральный чиновник.

На ежегодной пресс-конференции в декабре 2015 года глава государства , что «даже Чечня сказала: нет, у нас в стране должен быть один президент, а мы сделаем по-другому в отношении первого лица». Однако при этом Путин добавил, что «мы с уважением отнесемся к любому выбору народа Татарстана». «Поэтому вы там сами решайте, ладно?» — предложил он.

Подарок Шаймиеву

Сам по себе договор о разграничении полномочий не являлся сколько-нибудь значимой проблемой и носил символический характер — Татарстан продолжал фиксировать свою особость, и это проецировалось в том числе на руководителя республики, говорит политолог Виталий Иванов. Нынешний договор был по сути подарком президенту Татарстана Минтимеру Шаймиеву на его 70-летие, которое он отмечал в 2007 году, продолжает эксперт. «Таким образом, Шаймиеву и дальше позволили считать, что он особый. Но к Минниханову другое отношение. Он не Шаймиев. При всех нюансах — это обычный путинский губернатор», — констатирует эксперт.

Что касается возможности сохранения должности «президент» до истечения сроков полномочий Минниханова, то, по словам Иванова, этот вопрос был решен еще в 2016 году, когда Татарстан не стал менять название руководителя республики. «Сейчас этот вопрос в срочном порядке вытаскивают наверх, чтобы дать возможность Минниханову сохранить лицо», — уверен эксперт.

В 1994 году, когда принимался первый договор о разграничении полномочий, ситуация в стране была совершенно иной — документ сыграл роль стабилизатора в отношениях между федеральным центром и республикой, в нем также были прописаны экономические преференции, указал завкафедрой конфликтологии Казанского федерального университета Андрей Большаков. В нынешнем договоре экономических преференций не содержалось, но там были прописаны политические вещи, которые важны для татарской элиты. «Говорилось, что у республики есть президент, который должен владеть двумя языками. Для двуязычного Татарстана это очень важно», — пояснил эксперт. Но федеральный центр окреп и теперь не собирается строить отношения на договорной основе, резюмировал он.

Возникшие правовые вопросы, касающиеся первой статьи Конституции Татарстана, скорее всего, будут решены в результате переговоров, а не референдума. «Руководство Татарстана не заинтересовано в референдуме и постарается договориться о консультациях. Но, по моему мнению, участвовать в них будут эксперты-юристы, а не высокопоставленные лица», — уверен Большаков.

Однако если бы федеральный центр пролонгировал договор, то ничего страшного не произошло бы. «Политически это (пролонгация документа) было возможно. Татары — второй по численности народ в России, и какие-то моменты соглашения могли бы присутствовать», — считает эксперт.​

Татарстан против

Власти республики не согласны с позицией Кремля и пытаются ее оспорить, говорит собеседник РБК, близкий к администрации президента. В Татарстане ситуация воспринимается довольно остро, уточняет еще один близкий к Кремлю источник РБК. Республиканские власти устроило бы, если бы федеральный центр пошел на продление истекающего договора, на новом документе никто и не настаивал, говорит он.

В идеале власти республики хотели бы, чтобы документ в том или ином виде сохранился, но, зная, что федеральный центр не готов на это, «пытаются выторговать для себя преференции», рассказывает федеральный чиновник. В частности, по его словам, до сих пор не урегулирован вопрос нынешнего наименования высшего должностного лица Татарстана. Дело в том, что это единственная республика в Российской Федерации, руководитель которой именуется «президент», тогда как у остальных республик «главы». Кроме того, существует проблема непропорционального представительства лиц татарской и русской национальностей в органах власти республики, добавляет собеседник РБК.

Источник, близкий к руководству Татарстана, сказал РБК, что в настоящее время республиканские и федеральные власти обсуждают ситуацию с договором и решают, каким образом компенсировать его отсутствие. Комментировать вопрос более предметно собеседник РБК не захотел.

Замглавы пресс-службы президента Татарстана Лаззат Хайдаров заявил РБК, что не комментирует вопрос продления договора, как и возможные преференции для республики. «Мы призываем продлить договор, чтобы не будоражить людей. Нам бы хотелось, чтобы он был», — сказал РБК Фарид Мухаметшин. От дальнейших комментариев он отказался.

О чем договаривались Москва и Казань

Практика подписания договоров о разграничении полномочий между федеральным центром и регионами была широко распространена при первом президенте России Борисе Ельцине. К 1998 году Кремль заключил договоры с 46 регионами.

Первое соглашение, разграничивающее полномочия России и Татарстана, было заключено в 1994 году. Органы госвласти республики получили право взимать собственные налоги, решать вопросы республиканского гражданства, создать свой Национальный банк, решать вопросы владения, пользования и распоряжения природными ресурсами, которые, согласно документу, являлись «исключительным достоянием и собственностью народа Татарстана».

После того как президентом стал Владимир Путин, практика подобных договоров постепенно сошла на нет. Татарстан остался единственным регионом, отношения которого с Москвой регулируются договором. В документе от 2007 года властям республики предоставлено право выдавать паспорта с вкладышем «на государственном языке Республики Татарстан (татарском) и с изображением государственного герба Республики Татарстан». При этом в п. 1 ст. 2 документа говорится, что в соответствии с Конституцией России и Конституцией республики «Татарстан (государство) — субъект Российской Федерации — обладает всей полнотой государственной власти вне пределов ведения» и полномочий России «по предметам совместного ведения».

Договор без начинки

Договор о разграничении полномочий — это «договор без начинки», он, по сути, ничего не решает, поэтому федеральный центр и не хочет идти навстречу Татарстану, для которого документ имеет символическое значение, считает источник, близкий к Кремлю. Все вопросы, касающиеся полномочий республики, с его точки зрения, урегулированы действующим законодательством. «Если бы была хоть одна проблема, которая не решена, если бы еще было что разграничивать [между Россией и Татарстаном], тогда можно было бы вести речь о новом договоре», — поясняет собеседник РБК. Пролонгировать же истекающий документ или заключать новый, не имея для этого объективных причин, — значит дать повод другим регионам поднимать вопрос о заключении подобного договора с ними, считает источник РБК.

Скептически оценивал возможности заключения нового договора и полпред президента в Приволжском федеральном округе Михаил Бабич в интервью ТАСС в феврале 2017 года. По словам Бабича, «сначала надо понять, что будет являться предметом такого нового договора, его кто-то должен сформулировать». «Мне пока содержание этих подходов неизвестно, и полагаю, официально они никому не презентованы. На мой взгляд, все взаимоотношения между федеральным центром и субъектами РФ урегулированы, необходимости в каких-то специальных подходах в этой части я не вижу», — заявлял полпред. Если же в новых подходах появится необходимость, «мы проанализируем, доложим президенту свои предложения, а он уже будет принимать решение», подчеркивал Бабич.

Михаил Бабич (Фото: Александр Щербак / ТАСС)

Несмотря на то что договор между Москвой и Казанью имеет чисто символический характер, его отмена может обидеть республиканские элиты, считает политолог Ростислав Туровский. «Договор подчеркивает статус Татарстана и хотя и символически, но приподнимает его над остальными субъектами», — считает эксперт. Особенно большое значение это превосходство имеет для старых элит, которые в республике представляют экс-президент Татарстана Минтимер Шаймиев и председатель Госсовета Фарид Мухаметшин. Но, по словам политолога, и для нынешнего президента Рустама Минниханова, хотя он и является «технократичным лидером», договор важен. Отказ пролонгировать документ или же заменить его новым будет довольно сильным ударом для Минниханова, уверен Туровский.

Отсутствие какого-либо договора о разграничении полномочий может иметь негативные последствия не только для республики, но и для федерального центра — в контексте грядущих президентских выборов, считает политолог Аббас Галлямов. «Видимо, Кремль решил, что для него важнее не поддержать зимним банковским кризисом Минниханова, а продемонстрировать свою силу в диалоге с ним. На самом деле в других регионах этой демонстрации силы просто не заметят, а вот в Татарстане протестные настроения усилятся», — поясняет политолог.

Минниханов «слишком прагматик», чтобы переживать из-за отмены номинального, не приносящего республике никакой пользы документа, уверен политолог Евгений Минченко. Решение не продлевать действие документа было оговорено еще десять лет назад, поэтому ни для кого, в том числе и для местных элит, отсутствие нового документа не станет неожиданностью, заключает эксперт.

Для Кремля нет особой опасности в непродлении договора с Татарстаном, полагает председатель республиканского отделения «Яблока» Руслан Зинатуллин. По его словам, в Татарстане к инициативе Москвы отнесутся отрицательно, но Минниханов как политик слабее предыдущего президента республики Минтимера Шаймиева и не сможет отстоять перед Кремлем статус республики. Для республики, несмотря на то что с годами договор давал Татарстану все меньше реальных преференций, этот символический статус все равно остается важным, так что отход от договора ослабит Минниханова, уверен Зинатуллин.

Теоретически президент Татарстана может использовать республиканских националистов и дать зеленый свет их протестам против политики федерального центра, однако местные националисты в последние годы ослабли и их выступления вряд ли будут массовыми, рассуждает лидер «яблочников».

Кремль не намерен продлевать договор о разграничении полномочий между Россией и Татарстаном, равно как и заключать новый. Республиканские власти просят уступки взамен, рассказали источники РБК

Фото: Егор Алеев / ТАСС
​Без договора

Кремль не хочет продлевать договор о разграничении полномочий между Россией и Татарстаном, рассказал РБК федеральный чиновник и подтвердил источник, близкий к администрации президента. Сценарий продления старого договора или заключения нового не рассматривается, отметил первый собеседник РБК.

Договор о разграничении полномочий между Россией и Татарстаном, носивший чисто символический характер, был утвержден 24 июля 2007 года сроком на десять лет, то есть до 24 июля 2017 года. При этом спикер Госсовета Татарстана Фарид Мухаметшин заявил РБК, что договор истекает 11 августа 2017 года, поскольку именно в этот день десять лет назад он вступил в силу.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков не ответил на вопрос РБК о судьбе договора.

Татарстан против

​Власти республики не согласны с позицией Кремля и пытаются ее оспорить, говорит собеседник РБК, близкий к администрации президента. В Татарстане ситуация воспринимается довольно остро, уточняет еще один близкий к Кремлю источник РБК. Республиканские власти устроило бы, если бы федеральный центр пошел на продление истекающего договора, на новом документе никто и не настаивал, говорит он.

В идеале власти республики хотели бы, чтобы документ в том или ином виде сохранился, но, зная, что федеральный центр не готов на это, «пытаются выторговать для себя преференции», рассказывает федеральный чиновник. В частности, по его словам, до сих пор не урегулирован вопрос нынешнего наименования высшего должностного лица Татарстана. Дело в том, что это единственная республика в Российской Федерации, руководитель которой именуется «президент», тогда как у остальных республик «главы». Кроме того, существует проблема непропорционального представительства лиц татарской и русской национальностей в органах власти республики, добавляет собеседник РБК.

Источник, близкий к руководству Татарстана, сказал РБК, что в настоящее время республиканские и федеральные власти обсуждают ситуацию с договором и решают, каким образом компенсировать его отсутствие. Комментировать вопрос более предметно собеседник РБК не захотел.

Замглавы пресс-службы президента Татарстана Лаззат Хайдаров заявил РБК, что не комментирует вопрос продления договора, как и возможные преференции для республики. «Мы призываем продлить договор, чтобы не будоражить людей. Нам бы хотелось, чтобы он был», — сказал РБК Фарид Мухаметшин. От дальнейших комментариев он отказался.

О чем договаривались Москва и Казань

Практика подписания договоров о разграничении полномочий между федеральным центром и регионами была широко распространена при первом президенте России Борисе Ельцине. К 1998 году Кремль заключил договоры с 46 регионами.

Первое соглашение, разграничивающее полномочия России и Татарстана, было заключено в 1994 году. Органы госвласти республики получили право взимать собственные налоги, решать вопросы республиканского гражданства, создать свой Национальный банк, решать вопросы владения, пользования и распоряжения природными ресурсами, которые, согласно документу, являлись «исключительным достоянием и собственностью народа Татарстана».

После того как президентом стал Владимир Путин, практика подобных договоров постепенно сошла на нет. Татарстан остался единственным регионом, отношения которого с Москвой регулируются договором. В документе от 2007 года властям республики предоставлено право выдавать паспорта с вкладышем «на государственном языке Республики Татарстан (татарском) и с изображением государственного герба Республики Татарстан». При этом в п. 1 ст. 2 документа говорится, что в соответствии с Конституцией России и Конституцией республики «Татарстан (государство) — субъект Российской Федерации — обладает всей полнотой государственной власти вне пределов ведения» и полномочий России «по предметам совместного ведения».
Договор без начинки

Договор о разграничении полномочий — это «договор без начинки», он, по сути, ничего не решает, поэтому федеральный центр и не хочет идти навстречу Татарстану, для которого документ имеет символическое значение, считает источник, близкий к Кремлю. Все вопросы, касающиеся полномочий республики, с его точки зрения, урегулированы действующим законодательством. «Если бы была хоть одна проблема, которая не решена, если бы еще было что разграничивать [между Россией и Татарстаном], тогда можно было бы вести речь о новом договоре», — поясняет собеседник РБК. Пролонгировать же истекающий документ или заключать новый, не имея для этого объективных причин, — значит дать повод другим регионам поднимать вопрос о заключении подобного договора с ними, считает источник РБК.

Скептически оценивал возможности заключения нового договора и полпред президента в Приволжском федеральном округе Михаил Бабич в интервью ТАСС в феврале 2017 года. По словам Бабича, «сначала надо понять, что будет являться предметом такого нового договора, его кто-то должен сформулировать». «Мне пока содержание этих подходов неизвестно, и полагаю, официально они никому не презентованы. На мой взгляд, все взаимоотношения между федеральным центром и субъектами РФ урегулированы, необходимости в каких-то специальных подходах в этой части я не вижу», — заявлял полпред. Если же в новых подходах появится необходимость, «мы проанализируем, доложим президенту свои предложения, а он уже будет принимать решение», подчеркивал Бабич.

Михаил Бабич (Фото: Александр Щербак / ТАСС)
Несмотря на то что договор между Москвой и Казанью имеет чисто символический характер, его отмена может обидеть республиканские элиты, считает политолог Ростислав Туровский. «Договор подчеркивает статус Татарстана и хотя и символически, но приподнимает его над остальными субъектами», — считает эксперт. Особенно большое значение это превосходство имеет для старых элит, которые в республике представляют экс-президент Татарстана Минтимер Шаймиев и председатель Госсовета Фарид Мухаметшин. Но, по словам политолога, и для нынешнего президента Рустама Минниханова, хотя он и является «технократичным лидером», договор важен. Отказ пролонгировать документ или же заменить его новым будет довольно сильным ударом для Минниханова, уверен Туровский.

Отсутствие какого-либо договора о разграничении полномочий может иметь негативные последствия не только для республики, но и для федерального центра — в контексте грядущих президентских выборов, считает политолог Аббас Галлямов. «Видимо, Кремль решил, что для него важнее не поддержать ослабленного зимним банковским кризисом Минниханова, а продемонстрировать свою силу в диалоге с ним. На самом деле в других регионах этой демонстрации силы просто не заметят, а вот в Татарстане протестные настроения усилятся», — поясняет политолог.

Минниханов «слишком прагматик», чтобы переживать из-за отмены номинального, не приносящего республике никакой пользы документа, уверен политолог Евгений Минченко. Решение не продлевать действие документа было оговорено еще десять лет назад, поэтому ни для кого, в том числе и для местных элит, отсутствие нового документа не станет неожиданностью, заключает эксперт.

Для Кремля нет особой опасности в непродлении договора с Татарстаном, полагает председатель республиканского отделения «Яблока» Руслан Зинатуллин. По его словам, в Татарстане к инициативе Москвы отнесутся отрицательно, но Минниханов как политик слабее предыдущего президента республики Минтимера Шаймиева и не сможет отстоять перед Кремлем статус республики. Для республики, несмотря на то что с годами договор давал Татарстану все меньше реальных преференций, этот символический статус все равно остается важным, так что отход от договора ослабит Минниханова, уверен Зинатуллин.

Теоретически президент Татарстана может использовать республиканских националистов и дать зеленый свет их протестам против политики федерального центра, однако местные националисты в последние годы ослабли и их выступления вряд ли будут массовыми, рассуждает лидер «яблочников».

Подпишитесь на нас

С истечением 24 июля последнего действующего договора о разграничении полномочий между Москвой и Казанью может закончиться история договорных отношений федерального центра и регионов. Высокопоставленный источник “Ъ” в администрации президента (АП) на вопрос о том, согласован ли с Кремлем текст нового договора с Татарстаном, сказал “Ъ”, что «нет никакого нового договора». Экс-президент республики Минтимер Шаймиев ранее заявлял, что «договор может быть продлен без внесения каких-либо изменений». Эксперт считает, что противником продления договора с Татарстаном может быть куратор внутриполитического блока Кремля Сергей Кириенко.


В понедельник исполнилось десять лет со дня подписания 26 июня 2007 года договора о разграничении полномочий между органами госвласти РФ и Татарстана. Его подписывали президент РФ Владимир Путин и президент Татарстана Минтимер Шаймиев. Срок действия договора истечет 24 июля 2017 года. В ст. 5 самого договора отмечается, что порядок его продления определяется федеральным законом. Однако в ст. 26.7 закона «Об общих принципах организации законодательной и исполнительной власти субъектов РФ» оговаривается, что срок действия договора не может превышать десять лет, а порядок продления документа вообще не описан. Источник “Ъ” в госструктурах не исключает, что в 2003 году такую формулировку «умышленно записали в законе, чтобы в будущем договор не продлевать». Высокопоставленный источник “Ъ” в АП на вопрос о том, согласован ли с Кремлем текст нового договора, сказал, что «нет никакого нового договора».

Договор о разграничении полномочий между РФ и Татарстаном впервые был подписан в 1994 году — Минтимером Шаймиевым и первым президентом РФ Борисом Ельциным. Он предполагал более широкие полномочия для Татарстана: республика имела право на собственное законодательство, налоги, гражданство. С приходом в Кремль Владимира Путина законодательство всех субъектов РФ было приведено в соответствие с федеральным. В Приволжском федеральном округе этой работой занимался полпред президента Сергей Кириенко. В 2003 году был установлен двухлетний срок для обновления ранее заключенных договоров, после чего прежние соглашения теряли силу, а новые должны были утверждаться законами, однако уже тогда в Кремле давали понять, что на особые отношения с центром могут рассчитывать немногие: в числе таких регионов называли Татарстан и Чечню.

В 2004 году господин Кириенко вместе со спикером Госсовета республики Фаридом Мухаметшиным в рамках специальной рабочей группы начали подготовку текста нового договора. Работа, как писал “Ъ”, проходила в режиме строгой секретности. «Мы пришли к согласию по большинству пунктов, остались не до конца разрешенными только два момента — по недропользованию и языку» — таков был стандартный ответ господ Мухаметшина и Кириенко на все вопросы. В итоге по подписанному в 2007 году договору за республикой оставили право на совместное с федеральным центром решение вопросов, связанных с экономическими, экологическими, культурными и иными особенностями Татарстана, право на особое оформление паспортов (жители могут получить вкладыш на татарском языке). Кандидаты на должность руководителя республики должны владеть обоими государственными языками: русским и татарским.

Власти Татарстана неоднократно заявляли о необходимости пролонгации договора с РФ и после 2017 года. Ранее президент Татарстана Рустам Минниханов говорил “Ъ”, что «дальнейшие договоры не ухудшают, а повышают ответственность той или иной территории перед федеральным центром». Господин Минниханов — единственный из региональных лидеров, сохранивший слово «президент» в названии своей должности.

«Безусловно, мы выступаем за то, чтобы этот договор действовал. Это пример и подтверждение того, что мы живем в федеративном государстве»,- говорил в конце 2016 года Фарид Мухаметшин. Он подчеркивал, что республика «не претендует на какие-то новые полномочия»: «Не исключаю, что мы просто пойдем на пролонгацию договора. Это принципиально в целом для страны».

Одним из главных лоббистов договора считается экс-президент Татарстана, госсоветник республики Минтимер Шаймиев. В его пресс-службе “Ъ” сообщили, что свою позицию он уже обозначал на съезде народов Татарстана в апреле. Тогда он сказал, что «договор может быть продлен без внесения каких-либо изменений в содержание как конституционная норма, способствующая укреплению федеративных основ нашего государства». Он также отметил, что «учитывая созидательный характер данного договора, результаты которого мы видим в успешном развитии республики, он имеет право на жизнь». Отметим, что господин Шаймиев является советником куратора внутриполитического блока Кремля Сергея Кириенко на общественных началах.

В Госдуме и Совете федерации не знают, что происходит с договором. В понедельник сразу несколько опрошенных “Ъ” депутатов и сенаторов от Татарстана отказались комментировать ситуацию, заявив, что «тема настолько больная, что ни скажешь — будет только хуже». По мнению одного из парламентариев, нового договора скорее всего не будет. Другой сказал “Ъ”, что «по слухам, вокруг договора есть какая-то интрига». Не комментировали вопрос и в парламенте республики. «Договор необходим, но пока в Госсовете это не обсуждается»,- заявил “Ъ” зампред комитета Госсовета по законности Рафил Нугуманов. «Я сам очень хотел бы знать, что с договором»,- сказал старейший депутат Госсовета Марат Галеев. Фарид Мухаметшин недавно говорил, что «сегодня этого вопроса в повестке дня нет», но не исключил, что «это будет в скором времени»: «Будет получена информация, возможно, даже от президента республики». В аппарате Рустама Минниханова заявляют, что «не располагают информацией». Избранный от Татарстана председатель комитета Госдумы по делам национальностей Ильдар Гильмутдинов заявил “Ъ”, что к этому вопросу «надо относиться спокойно, и все будет»: «Вопрос в работе. Нет никаких правовых ограничений, чтобы такой договор был».

Если договор не будет продлен, вопрос о нем может быть поднят в августе на съезде Всемирного конгресса татар (ВКТ), на котором будут представители диаспоры татар из 40 стран мира. «Реальность такова, что Татарстан может рассчитывать на особую роль. Хотелось бы, чтобы федеральный центр не превратил этот вопрос в политическую тяжбу. Здесь не должно быть какого-то непонимания или обид»,- сообщил “Ъ” глава исполкома ВКТ Ринат Закиров.

В Казани Всетатарский общественный центр уже провел ряд акций в поддержку нового договора, но они были немногочисленными. Общественники направили письмо Владимиру Путину, в котором посетовали, что не слышат «никаких заявлений от руководителей России и Татарстана о новом договоре, его содержании». Действующий договор они считают «фикцией» и предлагают закрепить за республикой такие полномочия, как «самостоятельное осуществление внешнеэкономической деятельности, создание Национального банка», а также отчисление налогов в федеральный бюджет «согласно единому нормативу или фиксированной суммы».

Политолог Аббас Галлямов отмечает, что «договор в нынешнем виде начисто лишен какого бы то ни было содержания, поэтому его пролонгация для федеральных властей не является проблемой, но для жителей Татарстана это показатель эксклюзивного статуса, который позволяет чувствовать себя особенными». Если Рустам Минниханов не сможет продлить договор, это сильно ослабит его позиции в глазах населения (особенно с учетом зимнего банковского кризиса в республике), что нежелательно накануне выборов, отмечает эксперт. Он не исключает, что причина задержки связана с желанием Сергея Кириенко «развернуть уже принятое решение о продлении договора»: «Во время работы полпредом ему пришлось потратить много сил в борьбе с руководством Татарстана и Башкирии, не желавшим приводить региональное законодательство в соответствие c федеральным. Скорее всего, тогда он сформировал негативное отношение к “региональной вольнице” и сейчас пытается покончить с последним пережитком той эпохи».

Кирилл Антонов, Казань; Софья Самохина

В Татарстане предлагают провести референдум по новому договору о разграничении полномочий с федеральным центром. С таким заявлением выступили активисты Всетатарского общественного центра. У нынешнего договора срок действия истекает в июле 2017 года.

О намерении добиваться вынесения вопроса о пролонгации договора между Казанью и Москвой на республиканский референдум активисты Всетатарского общественного центра заявили в ходе пикета, который состоялся в столице Татарстана накануне. Центр известен приверженностью националистическим взглядам. Необходимость пересмотра либо пролонгации договора, который регламентирует раздел полномочий между Татарстаном и федеральным центром, вызвана тем, что действующий документ утратит силу летом следующего года.

Соглашение было завизировано в 2007 году. От РФ его подписал президент Владимир Путин, от Татарстана – его первый президент Минтимер Шаймиев. Документ имеет статус федерального закона. В соответствии с ним, Казань и Москва общими усилиями согласовывают экономическое и культурное развитие республики. Также Татарстан добился права предоставлять жителям дополнительные вкладыши во внутренние паспорта.

Действующий договор является уже вторым в истории. Соглашение, датированное 1994 годом, предусматривало значительно больше суверенных прав для Татарстана, в числе которых значилось введение собственной фискальной системы и даже предоставление гражданства.

Именно договор 1994 года руководитель ВТОЦ Фарит Закиев считает в большей мере соответствующим интересам республики, нежели нынешний. Подписанное в 2007 году соглашение активист считает государственным переворотом. Теперь общественники направят обращение с просьбой вынести следующий договор на всенародное обсуждение президенту республики Рустаму Минниханову.

Однако в руководстве Татарстана считают, что нынешнее соглашение нужно не изменять, а пролонгировать. По мнению председателя республиканского парламента Фарида Мухаметшина, договор 2007 года полностью соответствует федеративному государственному устройству, и добиваться дополнительных полномочий в Казани не планируют. Переподписание договора спикер анонсировал на послевыборный период.

О низкой вероятности выполнения призывов ВТОЦ относительно волеизъявления говорит и экс-советник Шаймиева Рафаэль Хакимов. Он напоминает, что соответствующий референдум уже состоялся в 1992 году. А руководитель комитета Госсовета по национальным вопросам Разиль Валеев допускает, что соглашение в целом оставят в силе, но дополнят новыми положениями

ТЕКСТ ДОГОВОРА:

Статья 1

Разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан осуществляется Конституцией Российской Федерации, Конституцией Республики Татарстан и настоящим Договором.